Эпиграф

"Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации учёных или сотни и тысячи исследователей, придерживающихся господствующих взглядов" В.И.Вернадский

вторник, 13 декабря 2016 г.

Об отношении к биолокации в Советском Союзе

Выложил эту статью: «Прорытую под границей шахту компетентные органы искали методом… биолокации» в другом своём блоге, где размещаю интересную и только умную информацию о биолокации. А здесь предлагаю свои комментарии к отдельным её фрагментам.

«…заниматься биолокацией может далеко не каждый. Асами в этом деле, требующем особого природного дара, становятся лишь единицы. В начале 80-х одаренные люди, которых искали по всей Украине вошли в Координационно-методический центр по биолокации при Мингеологии УССР…»
И я с этим полностью согласен.

«…Пожалуй, наиболее впечатляющего успеха в применении биолокации добился геолог Олег Ивановский. В середине 80-х он обнаружил под площадкой, где начали строить четвертый реактор Ровенской АЭС, так называемые карстовые пустоты, которые прежде не заметили. Для строительства энергоблока выбрали другую площадку. Об этой истории написал «Огонек», и она стала громкой сенсацией. В 90-е годы Ивановский перешел на постоянную работу в геологическую службу Ровенской АЭС.…»
Всё это я тоже легко могу делать.

«…Один легко находит воду, другой — ту или иную руду. А вот я, как оказалось, имею особый дар обнаруживать подземные пустоты, -- говорит Олег Ивановский…»
У меня получается делать и то, и другое, и третье, легко перестраиваясь на любую из этих задач. Причём каждую новую возможность обнаруживал для себя постепенно, по мере накопления опыта и знаний.

«…о проверке оперативной информации, полученной от жителей приграничья: одно сопредельное государство ведет добычу наших полезных ископаемых. Рудник находится рядом с границей, и зарубежные горняки якобы втайне прорыли шахту на территорию бывшего СССР. На вертолете меня доставили в район предполагаемой пиратской добычи, и с помощью рамки (устройство, действующее подобное лозе) я обнаружил шахту. Возможно, информацию проверяли и другими методами, но вскоре мне сообщили, что наши официально предъявили претензии, и незаконную шахту закрыли…»
Подобный опыт есть и у меня. Однажды при проведении экспериментальных работ под Бугульмой обнаружил ответвление от нефтепровода. Позже мне сообщили, что это была незаконная врезка. Как-то попробовал и чётко зафиксировал положение штольни к Талганскому медно-колчеданному месторождению. В Москве легко находил положение веток метрополитена, а в Битцевском парке протрассировал какой-то широкий подземный ход, что подтвердил найденный в одном месте холмик с вентиляционным каналом. Возле Белого дома — бывшего особняка Демидовых г.Кыштыме, откартировал целую систему старинных подземных ходов и помещений. Позже точное описание всего обнаруженного мной с удивлением увидел в рассказе об одном инспекционном отчёте начала 19 века. В г.Миассе мной были прослежены две подземные выработки метров по 100 в длину возле памятника 96-ти карабашских рабочих, зарубленных в 1918 году колчаковцами. Которых потом скидали в эти шахты, некоторых ещё живыми. И прочее-прочее…

«…А обнаружить пустоты под площадкой, выбранной для строительства реактора, помогло ЧП. Во время возведения хранилища топлива под землю провалился подъемный кран — он попал на карстовую пустоту…»
Проверить площадку строительства жилого многоквартирного дома в г.Озёрске Челябинской области меня также пригласили, но не то чтобы из-за ЧП. Там тоже на пару метров провалился, но всего лишь буровой снаряд во время бурения инженерно-геологических скважин. В результате проведённых там исследований выяснил, что пустота эта была не совсем карстовая. В одном из узлов пересечения тектонических нарушений массива скальных пород, один из разломов шириной до 1,5 метров был залечен карбонатными отложениями. В результате новейших тектонических событий эти отложения растрескались и были частично размыты. Вот в эту ослабленную зону буровой снаряд и провалился.

«…Меня привлекают для работы при различных аварийных ситуациях. Скажем, когда стал проваливаться цех «Днепродзержинскмаша», мне пришлось обследовать площадь в 40 гектаров. Биолокация позволила безошибочно обнаружить пустоты. Если бы их искали геофизическими методами, то понадобилось бы не менее двух миллионов гривен. В Севастополе довелось искать штольни, где с военных времен остались склады с оружием…»
Меня тоже иногда привлекают в подобных случаях. В здании Дома Культуры пос.Динамо города Миасс в некоторых местах разрушаются стены. Для выяснения причин этого ранее не придумали ничего другого, кроме как подкопать в одном месте фундамент. Что это им дало, не знаю. Обычно в подобных случаях начинают грешить на какой-нибудь размыв грунта, но здесь причина была в другом. Здесь проходит крупный разлом почти параллельно фасаду здания, пересекая его северный угол. И разрушается стена здесь либо из-за её просадки в ослабленных грунтах над разломом, либо из-за небольших подвижек блоков скального основания вдоль разлома от малейших тектонических событий. По заказу одной строительной компании, в районе горбольницы №2 г.Миасса, определил причину просадки в одном месте опорных свай здания акушерского корпуса, строительство которого было из-за этого давно заброшено. Оказалось, что под этим местом проходит ещё дореволюционная подземная старательская выработка, которая была прослежена мной метров на 300. И обрывалась она у разрушенного до фундамента небольшого, по-видимому, здания старинной шахты с копром.

«…А вот как это у меня получается, полностью объяснить не могу. Основную работу выполняет подсознание. Специальные знания необходимы, но без способностей они мало что дают. Так, в конце 80-х у меня учились более четырехсот человек, однако хороший специалист по биолокации получился только один. Это при том, что людей предварительно отбирали. Во многих случаях можно сразу уверенно сказать, что человеку нечего даже пытаться осваивать этот метод»
Полностью со всем этим согласен!

«…А затем гость предложил желающим исследовать участок с помощью рамки. Участок уже был разведан, составлена карта. Но мы об этом не знали. К моему удивлению, рамка в моих руках стала реагировать на различные особенности грунта. Я набросал геологическую карту участка, она оказалась полной и точной…»
Полагаю, что с этим заданием я тоже неплохо бы справился.
«…в стране есть не более десяти специалистов по биолокации, которых можно назвать высококлассными мастерами. Олег Ивановский один из них. На конкурсе, проведенном в 1995 году, он был признан лучшим в СНГ»

Василий Стеценко:
«…Вскоре к нам стали записываться в очередь. Работали мы повсюду: скажем, нашли нефть на Камчатке и Сахалине, провели глубокую разведку в районе Мужиевского золотоносного месторождения в Карпатах, создали карту разломов и зон оползней в районе Ялты…»
Все эти задачи легко решаемы и мной.

«…Тогда я впервые взял в руки рамку и был очень удивлен, как безошибочно она находит воду под землей. Поначалу приходилось вышагивать с рамкой многие километры, а затем я научился работать глазами — окидываешь взором пространство (при этом следует отключиться от посторонних мыслей и представить себе воду), и если вода поблизости есть, рамка реагирует…»
Когда по приглашению руководства Уралнефтегазпром выполнял договорные работы на Копанском НГКМ в Оренбургской области, то также обнаружил там впервые для себя похожий эффект. Настроившись на поиск залежей УВ и внимательно осмотревшись вокруг, с какой-то стороны начинаю улавливать некую тягу. Двигаясь в эту сторону, порой переходил даже на бег (спешил, площади для исследований очень большие, а времени было выделено мало), и вскоре обязательно пересекал аномальную зону над очередной залежью. Они там довольно локальны, вопреки мнению местных геологов, которые связывают это месторождение с крупной брахиантиклинальной структурой, но в чётком соответствии с результатами бурения. Из десятков пробуренных там ранее скважин, более половины были сухими!

«…В годы перестройки в Киеве при филиале союзного института повышения квалификации при Мингеологии СССР создали курсы по подготовке специалистов по биолокации, — вспоминает бывший преподаватель этого института Игорь Павловец. — Из двух тысяч претендентов мы тогда отобрали около ста человек. А все экзамены смогли сдать по окончании курса чуть более тридцати. Испытания заключались в следующем: экзаменуемых вывозили на местность, под которой находится заброшенная шахта. Нужно было обнаружить ее ходы и составить карту.
В ходе учебы тренировались примерно таким образом: искали системы водоснабжения, телефонных коммуникаций и составляли их карты. Для способного человека это несложная задача…»
Такой экзамен мной был бы сдан с лёгкостью! Не раз уже приходилось картировать с поверхности различные подземные объекты и коммуникации. И ведь это такой простой и убедительный способ убедиться в возможностях биолокации, если у скептиков действительно было бы желание это сделать.

«…Я занимался биолокацией один, пока не рассказал о ней на совещании руководителей геологоразведочных партий. Все, в том числе люди, занимавшие высокие должности в министерстве, загорелись этой идеей. В Мингеологии решили официально проверить метод. Я занялся поиском способных к биолокации людей, с ними мы провели обследование ряда перспективных с точки зрения геологии районов. Наши выводы подтвердились. Так был создан наш центр…»
Полагаю, что многие геологи вскоре заподозрили неладное. Сознательно или бессознательно, но вскоре такие попытки энтузиастов возродить уже подзабытое древнее искусство лозоходства стало подвергаться ими яростному осуждению. В результате, постепенно в общественном мнении было сформировано представление о нём как о чём-то маргинальном. Через несколько десятилетий уже мне стало понятно, какая мысль у большинства геологов в таких случаях подспудно вызревала. Её высказал однажды главный геолог ТПП «Лангепаснефтегаз» после проведённой мной у них презентации биогеофизического (БГФ) метода: «Если это действительно так работает, то нас тогда куда!?». И сделал всё, чтобы забыть как страшный сон все продемонстрированное мной там, потому что оно убедительно демонстрировало бесполезность миллиардных затрат, как следствие их бездарной деятельности. Такого же принципа негласно придерживается к сегодняшнему дню и большинство остального геологического сообщества. Вот так, зависть и коллективно-личные корыстные интересы в целом нормальных и умных людей погубили ростки новых знаний, которые только начали пробиваться тогда на благодатной почве советской геологии. Ну не смогли смириться специалисты, что у большинства из них не оказалось способностей к этому, весьма бесценному для геологии искусству!

Оригинал этой статьи здесь:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Здесь вы можете оставить свои комментарии